Вкладчикам будет не накладно

Вкладчикам будет не накладно

  15 февраля     Аналитика,  Вклады

От Агентства по страхованию вкладов (АСВ) поступило предложение о законодательном ограничении оспаривания сделок физлиц, в том числе касающихся снятия денег перед банкротством банка. На данном этапе АСВ выигрываются почти все такие споры, и вкладчики выплачивают выданные им средства, позже возвращаемые им в частичном виде. Больше всего проигрывают те, у кого были крупные вклады. По мнению экспертов, необходимо введение в закон презумпции добросовестности для вкладчиков, которые могут не знать о проблемах банка.

К тому, что необходимо внести на законодательном уровне изменения, касающиеся оспаривания сделок по предпочтительному удовлетворению требований физлиц к банкам, перед которыми встала угроза банкротства, привела конфликтная ситуация, сложившаяся вокруг исков АСВ к экс-вкладчикам ряда крупных, но обанкротившихся банков; это, в частности, Военно-промышленный банк (ВПБ) и Татфондбанк. Например, в рамках банкротства ВПБ АСВ направило свыше 150 исков, чтобы оспорить предбанкротные сделки, из которых примерно 50 требований касаются физических лиц. Из сообщения союза пострадавших вкладчиков Татфондбанка следует, что такие же иски относятся к 400 вкладчикам. Что характерно, АСВ подавало иски через год и более после того, как граждане сняли средства с депозитов.

В данных АСВ отмечены факты выявления сделок с предпочтением в 160 из 195 банков, которые обанкротились в 2015/17 гг., в 128 банках при совершении таких сделок учитывались интересы физлиц. При этом, по словам директора экспертно-аналитического департамента АСВ Юлии Медведевой, нельзя сказать про абсолютно все подобные операции, что они мошеннические. Но при определенных обстоятельствах действующее законодательство квалифицирует их в качестве оспоримых. Это случаи, когда деньги снимались с вкладов за месяц до появления в банке временной администрации (такой маленький период вызывает подозрения) и когда в банке велась картотека неисполненных платежей.

В соответствии с действующими нормами закона, после того, как сделку признают недействительной, гражданин обязан вернуть деньги в банк, оставаясь его кредитором на сумму возвращенных средств. В большей степени невыгодном положении оказываются так называемые «превышенцы» - вкладчики с депозитами, суммы которых выше максимально возможной страховой, ограниченной 1,4 млн руб. Тогда их вносят в первую очередь реестра кредиторов, но без гарантии полного возврата вклада.

АСВ намерено обсудить два пути решения проблемы на законодательном уровне: или полный запрет оспаривания таких ситуаций, или ограничение суммы оспаривания операций физлиц. Но оба варианта сопровождаются подводными камнями. Как считает Медведева, в первом случае есть риск удовлетворения в предбанкротное время исключительно требований VIP-клиентов. Во втором, как уверен вкладчик одного из банков-банкротов, возможно возникновение «имущественного ценза, разделения на богатых и бедных», причем непонятно, по какой планке оно будет проводиться. По мнению заместителя директора департамента допуска и прекращения деятельности финорганизаций ЦБ Сергея Клочко, существует угроза рисков, которые могут появиться, если в законе будет установлен закрытый перечень критериев, которые можно оспорить.

Наряду с этим, по мнению экспертов, для решения проблемы можно воспользоваться и другими вариантами, не предусматривающими безусловное оспаривание сделок, которые были совершены в вызывающий подозрение период. По словам первого заместителя председателя совета Исследовательского центра частного права Андрея Егорова, вкладчику может быть и неизвестно о наличии в банке картотеки. Норма по месячному сроку должна быть вычеркнута, тогда АСВ придется доказывать недобросовестность клиента во всех случаях снятия денег до отзыва лицензии у банка. Как уверен советник адвокатского бюро «Линия права» Алексей Костоваров, можно подумать об вводе презумпции добросовестности, если сумма, которую снял вкладчик, незначительна для банка. С порогом незначительности пусть бы определялись суды, но можно определить его в виде доли от балансовой стоимости банковских активов. Если запустить такой подход, вкладчику придется доказывать свою добросовестность только если он снимет значительную сумму.

По мнению президента АНО «Центр защиты вкладчиков и инвесторов» Артема Генкина, важно, чтобы АСВ индивидуально проанализировало все схожие кейсы для выявления на основе этого анализа повторяющихся у нечестных на руку вкладчиков поведенческих признаков, обобщения их на уровне подзаконных актов, писем или инструкций ЦБ и начала судебной процедуры только при наличии этих признаков. «Мы уверены, что недобросовестных вкладчиков не так много, возможно, 10–15% от общего числа. И все остальные не в ответе за них.


Добавить комментарий
Это интересно: