Сможет ли помочь закон о банкротстве должникам?

Сможет ли помочь закон о банкротстве должникам?

  27 сентября 2015   банкротство,  долги,  заемщик

В конце прошлого года в разгар нестабильности в экономике, наконец, стало известно о принятии решения о внесении корректив в закон о банкротстве, о котором, уже казалось, все забыли, махнув рукой. 29 декабря в предновогодней суете депутаты Государственной думы все-таки приняли поправки, хоть и с оговоркой о вступлении их в силу только по прошествии полугода. Потом дата была перенесена на октябрь, и вполне возможно, она не станет крайней.

Дело в том, что составление этого закона происходило по принципу «хотелось, как лучше – а вышло, как всегда» и по сути, закон не в состоянии помочь ни кредиторам, ни должникам. Допустим, того, чтобы подать заявление о банкротстве, должникуБанкрот необходимо заняться сбором внушительного пакета документов (справки, решения, свидетельства и т.д.), причем ряд документов действительны всего пять дней. И, что скорее вероятно, заемщик не сможет справиться и ему придется за это искать помощь у профессиональных юристов.

Далее в процесс включается финансовый управляющий, работу которого тоже придется оплатить, причем, по сути, должнику придется отдать ему не только кошелек с пожитками, но и право подписи. Иными словами, в действия финуправляющего – это полная и по большому счету единоличная возможность распоряжаться всеми сделками человека, оценка и реализация его имущества, право последнего слова. Что характерно, за все это должник должен будет заплатить управляющему в двойном объеме: как только они заключат договор, а позже управляющему полагается дополнительно 2% от всего реализуемого им имущества. Кто-то из должников надеется, что услуги управляющего обойдутся ему всего в 10 тыс. рублей, по крайней мере, эта цифра прописана в законе. В действительности ценник, заранее устанавливаемый компаниями, предлагающие «помощь» должникам, варьируется на уровне 40-50 тыс. рублей.

Опытные юристы с легкостью обойдут закон

Что же в итоге? Финансовому управляющему предоставлено право на опись и продажу имущества должника (как и приставу). Разумеется, управляющий (как и пристав) не имеет право на реализацию имущества, указанного в законе «Об исполнительном производстве». Но к должнику могут легко применить действие бессрочного запрета на выезд за рубеж (с приставами - та же история).

В итоге видно, что процесс банкротства физлица при более пристальном рассмотрении практически не имеет отличий от исполнительного производства. Разве только тем, что на неё требуется значительно больше времени, а должников ждут существенных расходы, что еще больше может вогнать их в финансовую трясину. Да, должник будет освобожден от долга. Но, ввиду отсутствия денег и в ходе исполнительного производства с него будет нечего взять. И получается, что банкротство ничем не отличается от исполнительного производства – только если ощущениями.

Пока неясно, на что надеются депутаты. Нелепо ждать, что должники будут рассыпаться в благодарностях после того, как их, на основании решения фактически постороннего человека, лишат всего имущества, и за это еще и придется заплатить. Вряд ли стоит ждать слов благодарности и кредиторы, которым будет отказано в праве получить обратно свои деньги. Если закон не в состоянии учесть интересы тех, для кого он, собственно, и создавался, то встает вполне понятный вопрос: а кому он вообще нужен?


Добавить комментарий
Статьи по теме: